Суббота, 16.12.2017, 04:33
Приветствую Вас, Гость
Боровик Татьяна


Татьяна Боровик о детях и о себе:

Конечно, – это счастье, твердо знать, что ты находишься в том самом месте, которое тебе определено судьбой.

Редкие профессии, редкие специализации, редкие увлечения – всё достаточно условно, смотря как на это смотреть… Именно преподавание сольфеджио является для меня и судьбой, и профессией, и счастливым увлечением.

Считаю с полным правом сольфеджио единственным предметом, в котором заложено всё для развития ребенка – способность креативно мыслить, в первую очередь, учиться говорить и петь (высказывать себя!), видеть мир в огромной палитре звуков и движения.

Дети подсказали очень много, – непостижимо, парадоксально и беззаботно привлекательно – открывая для себя и для меня не столько смысл терминов, сколько суть и значение задач и техник методики.

Сказать, что я люблю детей – по сути, не сказать ничего. Вероятно, особое отношение к детям – это неотъемлемое качество многих педагогов, способных любоваться всем, что наполняет природу Детства – изумительная неуклюжесть и очарование жестов, родниковая чистота эмоции, желание быть деятельным и соучаствующим когда интересно, смешным и тонко понимающим, прощающим несправедливость взрослых.

Все, что мне удалось сделать в сольфеджио, сделано для детей и для предмета, которого я тоже считаю «своим ребенком».

Постоянное внутренне стремление и несогласие с тем, что сольфеджио скучный, неинтересный и немузыкальный предмет, подталкивали искать Новое и пересматривать в первую очередь себя. Сейчас я могу сказать, что сольфеджио бывает для «взрослых» и для «детей», оно бывает нотным и донотным, «традиционным» и «игровым». Может быть инструктивным, но вместе с этим и деятельным, когда счастливо соединяются пение, движение, юмор, метафора, сказка, театр и многое другое.

Мой собственный путь в методике позволил мне, оттолкнувшись именно от практики теории музыки, создать циклы семинаров для специалистов в разных областях педагогики. Увлечение музыкотерапией и стажировки в Швеции с невероятной силой открыли значение музыки для психофизического развития ребенка и значение музыкального шедевра. Он на то и шедевр, чтобы его понимали как те у кого две ноги, так и те у кого одна правая, а другая совсем левая. Желание наполнить сольфеджио движением подтолкнули к изучению танцев и работой над пластикой. Танцевать на сольфеджио! Кто бы мог подумать!

Мечта. Очень хочу участвовать в Российской (международной) ассамблее (форуме, фестивале, конгрессе) под названием, к примеру – «Что Скрипичный Ключ откроет Детству?»

В таком огромном мероприятии, в котором были бы мастер-классы, мастерские, презентации программ и учебных пособий, «круглые столы», выставки музыкальных издательств, ретроспекция видео-уроков, консультации, обмен мнениями… С привлечением всех тех педагогов-теоретиков, для которых предмет сольфеджио есть смысл жизни, радости и творчества.

Такого события (живого и действенного, а не лекционно-пассивного) за всю историю сольфеджио пока не было. Жаль!

Хобби. Природа и музыка. И ничего удивительного – многие любят. Я уже много лет живу в «омузыкаливании сезонов сольфеджио», вся учебная деятельность подчинена тому, что происходит за окном. От этого внутри хорошо и согласованно. Музыка? Ее много, в объеме 5 столетий, от XVI века до звучащей сегодня, в разных жанрах и стилях.

Дети. В первую очередь свои, хотя они уже больше подруги и коллеги. Затем ученики – все разные, все одаренные. Мое желание одно – быть полезной своим ученикам в развитии и доставлять всеми особенностями моего предмета радость и удовольствие в период, который предназначен нам для общения. И еще «бумажные дети» – мои книги изданные и те, которые терпеливо ждут, когда их «причешут, оденут и выведут в свет».

Стихи. Особенно детские, хотя таких в принципе нет. Стихи для детей пишут взрослые, которые, как сказал Станислав Лец, хотят найти «ключ, чтобы войти в себя». В стихах для детей ВСЕГДА есть скрытый план идеи. Видеть или понимать его – большое удовольствие и наслаждение. Но и грусть. Очень люблю создавать (сочинять). Всегда чувствую испуг, когда в голове мало идей. Об этом писать не так сложно, сколько много. Поэтому в этом месте следует остановиться в ожидании вопросов. А вдруг, да и будут?

Что говорят дети

Мнения и обобщения:


Если скрипичный ключ писать плохо, у него будет болеть живот!

На самом деле ноты – это письмо для пальцев…

Бывают концерты академические. А бывают – акаменические.

Я знаю, что пауза дышит, она очень живая… без пауз музыка погибла бы.

Интеврал – потому что может обмануть: слышишь одно, а на самом деле – другое.

Пока шла к роялю у меня дрожали ноги, а потом дрожал рояль, и я все время искала педаль… поэтому играла с ошибками.

Есть ЭТИретики, а есть еще какие ТЕ.

Запись в тетради – те, ор и Я!

Диалогические:

— Что вы делали на уроке?
— Мне расставляли пальцы в позиции.

— Мне кажется, что последние диезы и бемоли очень несчастные.
— Почему?
— Они даже не черные клавиши… у них постоянного места нет… они там плачут.

— Что такое бемоль?
— Он сказал, что понизит ноту… (задумчиво смотрит на меня и добавляет) на работе…
— ??
— Вот Вы, например, работаете учителем, а бемоль Вас может сделать вахтером.

Маша (5 лет) с удовольствием пишет ноты, но так как линейки узкие, а фломастер толстый, ноты получаются объемные, захватывающие пространство трех-четырех линеек.
— Маша! Где пишутся ноты?
— На линейке и между линеек…
— А между трех линеек?
— Да вот она

— Вася, что ты делал и почему у тебя кларнет мокрый?
—Я мерил лужу около школы…

— Вводные звуки где плавают?
—Около тоники.

—Динамитсептаккорд в самом деле взрывается?
—Еще как!

— Я знаю, для чего нужны штили.
—И для чего?
—Для красоты! Особенно хвостики.

Сведения об авторе:


Татьяна Анатольевна Боровик — музыковед, педагог, исследователь (закончила Минскую Академию музыки). Стажировалась в Швеции как музыкотерапевт. Практикует в области музыкального профессионального, общего и коррекционного воспитания и образования детей. Методика разработана в контексте классических и современных, российских и европейских систем развития музыкальности и детей.

Т. Боровик принимала участие во многих международных семинарах и конференциях по: музыкальному воспитанию детей, развитию креативности и нестандартного мышления детей, воздействию музыкально-эстетической среды на гармоничное развитие детей, музыкотерапии. С 1994 года проводит авторские семинары.

Т. Боровик публикуется с 1981 года. До настоящего времени издано 8 книг и 15 статей. Помимо работ, адресованных педагогам музыкантам, созданы и изданы пальчиковые игры, координационно-подвижные игры, логоритмические игры, представлена методика и дидактика работы в области новых педагогических технологий